Ронколейкин в онкологии

Версия для печати

Roncoleukin:Guidelines for Veterinarians_1167

РАК – не приговор!

Страшный диагноз «рак» всё чаще звучит приговором для наших любимцев в стенах ветеринарных лечебниц. В ожидании приема владельцы животных сочувствуют: мол, экология плохая, загазованность, кормим непонятно чем и т.п. Реакции людей на слова врача «У Вашего питомца, к сожалению, рак…» разные: кто-то пытается найти причину; кто-то ищет другого врача, потом опять другого – не верят в страшный диагноз; кто-то решается на многочисленные операции и дорогостоящее лечение; кто-то старается избавиться от проблемы кардинальным способом. Но сначала каждый задумывается: почему это произошло именно с нами? В организме человека и животных  уже есть (наследственный груз) или постоянно появляются измененные клетки. Собственные защитные структуры обычно своевременно отслеживают и уничтожают мутированные клетки, чтобы не дать развиться опухоли. Однако, если функция органов «внутренней безопасности» – иммунной системы - ослабевает по каким-то причинам, то измененная клетка дает потомство, и начинается безудержный рост и размножение её клонов.

И так, какой бы ни была причина превращений нормальной клетки в опухолевую - действие канцерогенов, генетическая предрасположенность, вирусы и т.п., состояние противоопухолевой защиты организма определяет дальнейшее развитие или затухание болезни. На сегодняшний день трудно однозначно сказать: вот именно этот способ самый эффективный в лечении онкологических заболеваний. Как много форм рака, так же много способов его лечения. И всегда наиболее эффективным является тот метод лечения, который выбран на самой ранней стадии заболевания.

В ветеринарной практике лидерство в терапии раковых болезней собак уже несколько лет держит препарат Ронколейкин. Основу препарата составляет белок интерлейкин-2, который в организме человека и животных выполняет много функций, самой важной из которых является стимуляция выработки противоопухолевых клеток, способных распознавать и уничтожать всё чужеродное, представляющее опасность для организма. Ронколейкин практически не имеет аналогов в мире и известен, прежде всего, своей эффективностью как на ранних стадиях онкологических заболеваний, так и в случаях установленного неоперабельного рака.

Вот всего лишь несколько примеров из ветеринарной практики:

2001 год. Рамона, южно-русская овчарка, 11 лет. У Рамоны удалили фибросаркому молочной железы. Причем, хирурги предупредили хозяйку собаки, что опухоль может появиться вновь, в другом месте – от этого никто не застрахован. Через некоторое время у Рамоны появились гинекологические проблемы: УЗИ показало развитие фибромиомы матки. 100%-ной гарантии, что собака выживет после сложной операции, никто дать не мог и хозяйка стала искать пути консервативного лечения. Ежемесячно Рамона получала две подкожные инъекции Ронколейкина и цитостатические таблетки рекомендованными курсами. Недавно ей исполнилось 15-лет, а это, согласитесь, для южно-русской овчарки почтенный возраст.

2002 год. Ричи, кобель афганской борзой породы, 10 лет. Ричи поставили диагноз параректальная фибросаркома. Хирургам не удавалось точно установить границы опухоли, и за операцию никто не брался. Тогда Ричи стали готовить к операции: в течение месяца 2 раза в неделю ему вводили по 125 тыс. МЕ Ронколейкина подкожно. К концу месяца из диффузного кровоточащего уплотнения, уходящего вглубь тканей, опухоль превратилась в плотный, хорошо прощупывающийся шарик. Хирурги легко и полностью удалили новообразование. В течение двух меся после операции, Ричи делали по две профилактические инъекции Ронколейкина. После операции Ричи прожил еще 3 года.

2003 год. Ульяна, коккер-спаниель, 6 лет. Небольшие шишечки на молочных железках при исследовании оказались множественным веретенообразным раком. Электрокардиографическое исследование, проведенное Ульяне при подготовке к операции, выявило серьёзные нарушения в проводящей системе сердца. Решив подождать с операцией, хозяева использовали консервативное лечение: Ульяне делали две подкожные инъекции Ронколейкина в месяц и давали сердечные капли. Через 6 месяцев хирург, направлявший Ульяну на операцию, не нашёл ни одного уплотнения на молочных железах своей пациентки. Недавно Ульяна стала мамой 8-ми очаровательных малышей.

2004 год. Симон, цвергшнауцер, 13 лет. Врачи поставили диагноз плоскоклеточный рак ещё в 2001 году. После одной операции новообразования стали угрожающе быстро расти. Симон жадно пил воду, худел на глазах, скулил по ночам. На повторную операцию хозяева не решались – возраст всё-таки. Сейчас Симону – 14 лет, каждый месяц он получает одну инъекцию Ронколейкина подкожно, а остальную порцию препарата (250 тыс. МЕ) постепенно выпивает с питьевой водой.

2005 год. Алина, миттельшнауцер, 6 лет и Идель, ризеншнауцер, 10лет. Собаки живут в одной квартире, обладают практически одинаковым характером и привычками. Даже болеют одинаково: в начале года им был поставлен диагноз аденокарцинома молочной железы. Причем располагались опухоли в одном и том же месте, на одной и той же молочной железе! Собак решили одновременно готовить к операции сразу после получения результатов биопсии. Под новообразования каждой был введен Ронколейкин в небольшой дозе – примерно по 25-50 тыс. МЕ и поставлена капельница с тем же препаратом. Это делается для того, чтобы к моменту операции опухоль максимально отграничивалась от здоровых тканей и не было опасности её распространения. Через 3 дня Ронколейкин был введен подкожно обеим собакам, и хозяйка заметила, что опухоли раза в два уменьшились и как будто размягчились. Было решено ввести Ронколейкин еще раз через 2-3 дня. Потребовалось всего два месяца, чтобы от аденокарцином не осталось и следа.

Это лишь несколько коротких примеров о продленных жизнях. На самом деле таких случаев уже сотни и тысячи по всей стране и даже за рубежом. Рак перестает быть приговором, если установлен на ранних стадиях, и если незамедлительно проведено интенсивное правильное лечение. И это вовсе не чудеса исцеления – это результат кропотливой работы биотехнологов, генетиков и практикующих врачей.

 

Версия для печати